Бабушкин сынок

Раздел: Воспоминания о войне
11-09-2018

Как-то иду я из школы. Мимо едет полуторка с красноармейцами. Машина приостановилась ненадолго. И бойцы, такие же, по возрасту, как мои братья, закричали: «Эй, парень, поди сюда!» Я подошел. Они веселые, жизнерадостные, энергия бьет ключом. «Сестренка есть у тебя?» Нет, отвечаю, сестренки нет. Они строжат: «А кто есть. Мамка есть?» Нет, говорю, мамки нет тоже, я с бабой Полей живу. И тут такая тишина настала тягостная. И у них веселье оборвалось резко, и я растерялся что-то. И один из них протянул мне тридцать рублей (тогда одной денежкой они были), а второй так глянул на балагура, который выкрикивал мне, и достал буханку хлеба. Подает ее мне: «Зовут как?» Ваня, отвечаю. «Молодец, Ваня! Топай, сынок, домой, неси бабе Поле». И хоть был я самым обычным деревенским мальчуганом, но эта многозначительная перемена в настроении, в отношении ко мне очень запала в душу…

Не забудется никогда и голод тех лет. Помню, что картошка наша как-то быстро кончилась. Впроголодь жили. Но коровушки не дали умереть. Бабушка таскала молоко в город, два бидона по пятнадцать литров. Возьмет мешок на спину и пойдет! Где на попутках, где пешком, автобус-то регулярно тогда еще не ходил. Двужильная она у нас была… Вот продавала молоко и покупала покушать что-то. Совсем редко, но баловала нас чем-то особенным. Однажды купила драже. Цветные, круглые… Я до сих пор помню их вкус и наши глаза, удивленные этим лакомством, обрадованные и даже пораженные его невозможной красотой. Это драже было просто за гранью желаемого!

Еда вообще была чем-то особенным, даже самая простая. Вот еще вспоминается мне, как мы пололи школьный огород: морковку, свеклу… А я всегда старался быть во всем быстрее всех, соревновательный дух был мне отнюдь не чужд, и мне, как передовику производства, однажды выдали премию. Это была банка настоящего компота из черешни. Представляете. Я принес, счастливый, эту баночку домой. Баба Поля, как и мы, никогда такого не едала. И этот компот превратился в нашей семье в целый пир и восторг. Чтобы сегодня понять то состояние, наверное, нужно совершить невозможное что-то. То время нельзя понять, не прочувствовав его детали, его атмосферу.

Чтобы это прочувствовать, расскажу один случай… Пришел я как-то в сельский наш магазинчик, с карточками на сахар. А сахару нет! Ни грамма во всем магазине! И продавщица, сердобольная такая женщина, говорит мне: «Ванюшка, бери селедку! Бери пока есть хоть селедка!» А я еще думаю-раздумываю, недоволен: «Ага, вместо сахара-то селедку?!» И селедка-то в магазине была не то что нынче, слабосоленая да мягонькая, а проржавевшая, сухая селедка. Я бегом домой, к бабе Поле. А баба сказала: «Беги, беги, внучек, обратно, бери селедку, пока хоть что-то дают!» Взял я ту селедку, бабушка заварила чай какой-то с рыбьим привкусом, и так мы с этой селедкой его и попили. Голод такой был, что вскоре такое чаепитие с селедочкой перебило по лакомству даже компот с черешней…

Корочка хлеба была праздником. А дуранда из комбикорма выручала как палочка выручалочка, когда совсем уж нечего было покушать. Частенько жевали мы эту дуранду…Особенно весной, когда кончались скудные запасы со своего огорода. Тут уж в ход шла и трава: у всех заборов обрывалась напрочь лебеда и крапива, съедали это моментально. Осенью подкармливались на колхозных полях. После сбора урожая, стоило пройти дождику, как мы уже паслись там и выискивали картошечку-другую. Дождем ее, незамеченную колхозниками, выбивало из-под земли и мы были необычайно счастливы найти этот клад, по-братски поделить его или снести домой.

Сейчас, думая о том времени, я понимаю, что выпестовала нас, как птенцов, наша баба Поля, человек незаурядный, сильная, удивительная женщина. Сколько таких женщин было тогда в нашей стране, взваливших на свои плечи все! Низкий им поклон, вечная память!

Баба Поля была нам за мать и отца, за врача и учителя, за друга и наставника… К примеру, она безо всяких препаратов и медикаментов заговаривала нам все болячки и недуги. Казалось, она обладала особенным чутьем к природе и окружающему миру. Даже смерть старшего брата Володи она предчувствовала, только я, дурачок, тогда ничего этого не понимал и не учился у нее этой житейской мудрости, прохлопал…


Другие статьи по теме:
 Музыка Победы
 Мой отец воевал, прошел всю войну
 Треугольник с фронта
 Уважение
 Сделать все

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример:

Поющих не победить

Память сохраняет именно то, что важно для человека, почему-то ценно для него.

Мой отец воевал, прошел всю войну

«Брат отца, Конюхов Иван Михайлович, служил на Севастопольском флоте. Когда его корабль потопили, он оказался в плену. Три раза пытался сбежать из плена. Дважды его ловили и возвращали, но на третий раз ему повезло».

Суда с малой площадью действующей ватерлинии

Суда с малой площадью действующей ватерлинии настолько новое слово в судостроении, что еще не выработаны для них технические термины.

Энциклопедия в тегах:

Новое в галерее войны: