Фронтовое село

Раздел: История войны
27-09-2017

«Когда этот крепкий, незнакомый мужчина подошел ко мне во дворе и спросил: «Где мать?», то ответив, что она в доме, я услышал долгожданные, теплые слова: «Я твой отец…»

Я помню войну не по рассказам. Во время войны через это село проходил фронт, и ситуация менялась раз пять-шесть: то наши войска входили, то немцы. Мы жили на территории, где непрерывно менялся фронт, и мы испытали все ужасы войны на себе. Отец мой ушел воевать с первых же дней. Всю войну прошел рядовым. Мы, двое ребят, остались с матерью. Старшему было пять лет в начале войны, а мне шесть исполнилось в конце войны. События, несмотря на маленький возраст, я или отчетливо запомнил сам, или они сохранились в подсознании…

Главное воспоминание о войне – как мы убегали от бомбежек. Дело в том, что наш дом находился в нескольких метрах от железной дороги. И бомбили, конечно, железную дорогу, чтобы вывести ее из строя. Но часто бомбы падали и около нее, отклоняясь то в огороды, то в дома. Как только немецкие самолеты заходили бомбить, мы с матерью бежали в поле, подальше от дороги. И это повторялось постоянно, почти через день. Почему-то считалось, что в поле, а это примерно километр в степь, бомбы уже не будут падать, что земля убережет своих людей.

Помню, как входили в село немцы, будто хозяева… Они вели себя очень грубо. Били женщин, и соседку нашу, и мою мать…

Жили мы впроголодь, хотя что-то удавалось вырастить на огородиках. А еще, когда менялся фронт, то отступающие, будь то наши или немцы, не успевая забрать все припасы, что-то бросали. И мы подбирали что-то. Какое-то пропитание обеспечивали себе, когда при бомбежках горели вагоны с зерном, если взрослым удавалось спасти от огня хоть какие-то крохи…

Игрушек никаких у нас не было, если не считать всюду валявшиеся патроны, мины да снаряды. Их и после войны не сразу вывезли, долго еще эти опасные «игрушки» были у нас в ходу, ими были завалены все поля… Мы их даже в костер бросали. Одному мальчику с другого конца села, помню, в такой «игре» оторвало руки…

Еще хорошо помнится мне, как через нашу деревню шли пленные наши солдаты. Это Изюмское окружение, крупный Изюмский котел, из истории известно о нем немало… Там много было пленено наших, и их вели куда-то, видимо, на станцию, на отправку в лагеря, целые колонны. Мне запомнилась эта нечеловеческая картина, как по грязи, по разбитым дорогам, по хляби, вели наших, совершенно усталых людей…

А еще один момент, то ли помню, то ли мать рассказывала, и он отложился в памяти сам собой: она пыталась дать сухарей нашим пленным солдатам. Они шли, падая по дороге от голода, бессилия… Но как только мать вышла, это заметил немецкий офицер и подошел к ней, ударил автоматом, чтобы не смела протянуть кусок хлеба. Мы же, совсем маленькие, будто бы видели все это, никаких заборов и оград не было, все просматривалось…

12

Поющих не победить

Память сохраняет именно то, что важно для человека, почему-то ценно для него.

Мой отец воевал, прошел всю войну

«Брат отца, Конюхов Иван Михайлович, служил на Севастопольском флоте. Когда его корабль потопили, он оказался в плену. Три раза пытался сбежать из плена. Дважды его ловили и возвращали, но на третий раз ему повезло».

Суда с малой площадью действующей ватерлинии

Суда с малой площадью действующей ватерлинии настолько новое слово в судостроении, что еще не выработаны для них технические термины.

Энциклопедия в тегах:

Новое в галерее войны: