Сделать все

Раздел: Воспоминания о войне
30-10-2018

После войны тоже хлебнули лиха. Случилась беда: отца посадили. Потом реабилитировали, конечно, но нас в полной мере коснулось все, что прошло тогда ураганом по стране. Отец мой был из шахтеров. После гражданской войны приехал с моей матерью к деду, который отбывал в Сибири ссылку, и остановились они там на житье. Отец окончил зоотехникум, был избран председателем сельсовета, занимался животноводством. Жили поначалу в бане, поскольку дом купить было не на что. Потом выстроили и дом. Хозяйство вели свое на славу: что ни отел – то два жеребенка…

Когда стали формировать колхозы, отец поверил в это начинание и пришел в колхоз сам. Привел три лошади, четыре коровы, двадцать пять овец. Верил, что все будет хорошо. А уже через год в колхозе ни-че-го не стало. Разорение полное. Он и это стерпел. Ведь у него было важное дело: отец считал, что вывел для Сибири очень хорошую лошадку. Это был годовалый жеребенок, уже стригун, но еще не взрослый жеребец. Иноходец, обладавший, по мнению отца, самыми лучшими качествами, был, можно сказать, его гордостью. Единственное сбережение от и для колхоза.

Однажды отец был в командировке, а когда вернулся, ему сказали: «Твоего лошака Пашка зарезал и скормил своему брату, который из армии приехал». Отец схватился за топор. Его кое-как женщины остановили. А Пашке кто-то доложил, что Архип, мол, тебя убить хотел. Этого было достаточно, чтобы состряпать донос о «покушении на советскую власть». Отца сразу арестовали и отправили отбывать срок. Без суда и следствия. Дом отобрали, детей из школы выгнали. Мать осталась с восемью детьми и в положении, ждала девятого. Хорошо, что старшая дочь к тому времени уехала в Кемерово на строительство ТЭЦ и вышла там замуж за белорусского паренька из города Могилева. Он оказался высокопорядочным человеком и написал письмо: «Мама, приезжайте все». И мы всей семьей туда переехали, в шестнадцатиметровую комнату в бараке. В тех местах, где отец отбывал срок, случилась беда: начался падеж скота. Он был специалистом хорошего уровня и вылечил животину, все стадо. И тогда стали тюремные начальники разбираться: за что же он сидит? Разобрались. Сразу же предложили ему хлебную должность – стать управляющим в этом Сиблаге. Но он отказался и вернулся к нам, в семью. А сестра переехала в Кенигсберг (ныне Калининград) и всю нашу семью позвала туда. Поэтому школу я оканчивал в Калининграде. В прекрасной школе № 21 учился…

Я очень рано начал рисовать. А в десять лет уже зарабатывал этим: писал ковры. Натягивал и грунтовал простыни (поначалу мне, помнится, помогал отец), а дальше рисовал масляными красками. Один такой ковер стоил три буханки хлеба, и это была очень хорошая плата. Рисовал я только за хлеб. И рисовать мне нравилось. Увлекало. Я стал признанным художником. В Сибири ковров у людей не было, откуда там! Стенки, беленные известью, считались шиком. Но у кровати, как ни крути, должен был быть ковер! Если он еще и рисованный – это здорово! Я рисовал пейзажи: лес, горы, оленей. Особенно любил осенние пейзажи – с золотыми листьями. Весь район меня знал как художника.

У меня всегда была тяга что-то делать. Еще ребенком сам себе игрушки делал. Это были всевозможные танки, самолеты… У меня были все известные тогда модели самолетов. Помню, мама как-то прилегла передохнуть, а я сижу, строгаю двукрылый самолет. Она просит: «Прекрати. Ну, прекрати же!» Но я все строгал да строгал. Мама встала и в сердцах выбросила самолет в окно. Крылья обломались. Реву было! Она меня долго успокаивала… Однажды к нам в барак приехал летчик. В темно-синем френче, с портупеей, в пилотке, «курица» на рукаве… Я с утра до вечера за ним бегал. Он заметил: «А ну-ка иди сюда, малец! Ты чего хочешь?» «Хочу быть таким, как вы», – отвечаю. «Так в чем же дело?» Спросил, сколько мне лет, я сказал, что шесть. А он мне: «У тебя еще впереди знаешь сколько! Вот давай так: расти-подрастай, в школу пойдешь – учись-старайся, спортом занимайся, сильным становись – будешь летчиком!»


Другие статьи по теме:
 Треугольник с фронта
 Мой отец воевал, прошел всю войну
 «Готов к труду и обороне»
 Лондон – небо – Ленинград
 Голоса мастеров

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример:

Поющих не победить

Память сохраняет именно то, что важно для человека, почему-то ценно для него.

Мой отец воевал, прошел всю войну

«Брат отца, Конюхов Иван Михайлович, служил на Севастопольском флоте. Когда его корабль потопили, он оказался в плену. Три раза пытался сбежать из плена. Дважды его ловили и возвращали, но на третий раз ему повезло».

Суда с малой площадью действующей ватерлинии

Суда с малой площадью действующей ватерлинии настолько новое слово в судостроении, что еще не выработаны для них технические термины.

Энциклопедия в тегах:

Новое в галерее войны: